История зоогеографических воззрений

Нашли ошибку в тексте?Выделите ошибочный текст мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Спасибо за помощь!

laurasia Хотя историю почти каждой науки, особенно биологического цикла, приходится начинать с изложения взглядов Аристотеля, этого величайшего энциклопедиста древности, жившего в IV в. до нашей эры, однако к зоогеографии это не относится: ни у Аристотеля, ни у Плиния и у других ученых древних и даже средних веков мы не находим ни малейшей попытки не только объяснить, но даже просто систематизировать многочисленные, нередко спутанные и фантастические данные о географическом распространении животных, которые были известны в их время.

Первую попытку рационального объяснения зоогеографических фактов мы находим гораздо позднее, уже в начале новых веков, у двух английских авторов — Вирстгена (1605 г.) и капитана Симпсона (1690 г.). Первый из них, анализируя сходство фаун Британских островов и континента Европы, пришел к совершенно правильному заключению, что сходство это можно объяснить только весьма недавним континентальным соединением, имевшим место уже «после потопа». Аналогичным образом капитан Симпсон, обсуждая наличие на Фальклендских островах лисиц, сходных с лисицами, населяющими южную оконечность Америки, заключает из этого, что острова эти недавно еще были соединены с материком Южной Америки. Однако оба эти объяснения, под которыми подписался бы любой современный зоогеограф, были только зарницами истины во тьме невежества, порожденного слепой верой в непреложность религиозной догмы; вообще говоря, не только в XVII, но даже в XVIII в. факты географического распространения организмов объяснялись при помощи допущений, поражающих нас своей нелепостью и наивностью. М. А. Мензбио. давший в 1882 г. подробный исторический очерк развития зоогеографии, признает четыре, собственно даже три, этапа этого развития.

Линней, Карл Первый этап характеризуется слепой верой в истину библейской догмы о сотворении мира; типичным представителем его был знаменитый шведский ученый Карл Линней (1747—1783 гг.), основатель современной систематики растений и животных. Согласно библейскому сказанию все животные и растения были созданы в раю, лежавшем в междуречье Тигра и Евфрата, откуда они распространились по всему земному шару. Будучи превосходным натуралистом, Линней, конечно, понимал все трудности, вытекающие из такого предположения. В самом деле, как представить себе сожительство белого медведя, вся организация которого приспособлена к жизни в полярном климате, с жителями пустыни, вроде газели или страуса? И вот, чтобы выйти из этого затруднения, Линней прибег к вспомогательной «гипотезе», поражающей нас своей наивностью. По его предположению, бог сотворил животных и растения на острове, среди которого возвышалась высокая гора; на склонах ее можно было найти все климатические зоны — от полярной (на ее покрытой снегом вершине) и до тропической (у ее подножия).

Животные и растения были сотворены в соответствующих их организации высотных зонах, где и жили до того момента, когда море начало отступать и остров соединился с сущей. По мере этого соединения животные и растения стали расселяться по лицу Земли, размножившись в соответственных широтных зонах. По справедливому замечанию известного ботаника Альфонса де Кандоля, такую гипотезу «знаменитый швед мог создать только в момент умственного затмения», однако она хорошо характеризует уровень современной Линнею науки.

Жорж Кювье Второй этап развития зоогеографии характеризуется тем, что ученые, пытавшиеся объяснить современное распределение организмов, стояли на точке зрения теории катастроф, господствовавшей тогда в геологии. Как известно, наиболее сильным защитником этой теории был французский ученый Жорж Кювье (1769—1832 гг.). Теория катастроф пытается примирить веру в специальные акты творения и неизменяемость организмов с тем твердо установленным тогдашней наукой фактом, что животный мир различных органических эпох глубоко различен; думали, что высшая сила создает органический мир каждой геологической эпохи специальным актом творения на сравнительно короткое время, после чего он погибает вследствие какой-нибудь грандиозной катастрофы, за которой следует новый акт творения. Таким образом, организмы следующих одна за другой геологических эпох не имеют между собой никакой генетической связи. Несмотря на неправильность своих основных положений, зоогеография второго этапа сделала огромный шаг вперед по сравнению с временем Линнея. По существу, начало зоогеографии как науки относится именно к этому периоду, так как в 1777 г. появилось первое сочинение Эбергардта Циммермана «Specimen zoologiae geographicae», специально посвященное зоогеографии.

В своем основательном труде, написанном по-латыни, автор оспаривает гипотезу Линнея о едином для всех организмов центре происхождения и расселения и весьма убедительно доказывает, что каждый вид животных имел свой собственный центр распространения, где он был сотворен высшей силой. Далее, он весьма остроумно опровергает исходящие из библейской догмы представления. Наконец, он довольно подробно разбирает миграцию, или расселение, животных, происходящую, по его мнению, от усиленного размножения, а также вытеснение животных человеком, причем он исходит из иного, сравнительно с нынешним, распределения суши и моря даже в переживаемую нами геологическую эпоху.